Записки молодого физика

Советские и Российские лауреаты Нобелевской премии.

На заглавную страницу
Зачем?
Автора!
Заблуждения
Почти всерьёз
Чтиво
Ответственность
Гостевая книга
Новости
Карта сайта





Записки доброго стоматолога


Написать письмо
Фронт борьбы за букву ё

Сделать «Записки Молодого Физика» стартовой страницей.

Добавить «Записки молодого физика» в избранное.

Подписаться на рассылку.

Посмотреть подробности и правила рассылки.



Copyright © 2000-2004 Пётр Крейнин.

К сожалению, на создание этой страницы меня подвигло грустное событие. 8 января 2002 года в Москве ушёл из жизни ещё один из тех, кому в нашей стране была вручена Нобелевская премия по физике — Александр Прохоров.

Страна должна знать своих героев. У России есть много поводов гордиться и это один из них. Общий список cоветских и российских лауреатов Нобелевской премии состоит из 19 имён. Из них 10 — по физике.

Далее приведены некоторые данные о тех, кто в разное время удостаивался этой награды. Список упорядочен хронологически. Поскольку я всё-таки физик, то основной упор сделан на рассказ о тех, кто получил Нобелевскую премию именно по физике.

Нобелевский комитет, присуждающий эту, без сомнения, самую престижную премию в мире, был учрежден по завещанию Альфреда Нобеля. Первая премия была присуждена в 1901 году. А в 1968 году Шведский Банк предложил присуждать ещё и премию по экономике, которой не было в проекте ранее. Таким образом на данный момент премия вручается по 6 номинацям: физика, химия, экономика, литература, физиология и медицина, а также премия мира.

Размер Нобелевской премии непостоянен и зависит от доходов Нобелевского комитета. Примерный размер премии на 2001 год составлял 1 миллион долларов.

Итак, советскими и российскими лауреатами Нобелевской премии были:



1904, Физиология и медицина, Иван Петрович Павлов
1908, Физиология и медицина, Илья Ильич Мечников
1933, Литература, Иван Алексеевич Бунин
*
1956, Химия, Николай Николаевич Семёнов
1958, Физика, Павел Алексеевич Черенков
1958, Физика, Илья Михайлович Франк
1958, Физика, Игорь Евгеньевич Тамм
1958, Литература, Борис Леонидович Пастернак
1962, Физика, Лев Давидович Ландау
1964, Физика, Николай Геннадьевич Басов
1964, Физика, Александр Михайлович Прохоров
1965, Литература, Михаил Александрович Шолохов
1970, Литература, Александр Исаевич Солженицын
1975, Премия мира, Андрей Дмитриевич Сахаров
1975, Экономика, Леонид Витальевич Канторович
1978, Физика, Пётр Леонидович Капица
1987, Литература, Иосиф Бродский**
1990, Премия мира, Михаил Сергеевич Горбачёв
2000, Физика, Жорес Иванович Алфёров
2003, Физика, Виталий Лазаревич Гинзбург
2003, Физика, Алексей Алексеевич Абрикосов

Полный список лауреатов Нобелевской премии находится на сайте Нобелевского комитета. Я подумываю, нужно ли перевести его на русский язык. Ваше мнение по почте очень приветствуется.

Ещё один нобелевский лауреат, имеющий отношение к России — Илья Романович Пригожин (1917-2003). Он получил Нобелевскую премию по химии в 1977 году. К сожалению, его нельзя причислить к нашим обладателям этой премии, поскольку, родившись в Москве 25 января 1917 года, он вместе с семьей покинул Советскую Россию в 1921 году. После 8 лет, проведённых в Германии, семья осела в Бельгии, гражданином которой в 1949 году и стал Илья Пригожин.


* — Нобелевский комитет, указывая государственную принадлежность Нобелевского лауреата по литературе 1933 года И. А. Бунина, указывает «без национальности, страна проживания — Франция». Формально это действительно так, но я не мог не включить Ивана Алексеевича в этот список. Политические интриги политическими интригами, но язык не повернётся назвать Бунина не русским писателем.

** — К сожалению, на момент присуждения премии Бродский уже 15 лет жил в США и являлся её гражданином. Однако его высылка является одним из тех неприятных эпизодов в нашей истории, которые всё-таки позволяют включить его в этот список.

Назад к полному списку


Павел Черенков. Фото: (C) The Nobel FoundationПавел Алексеевич Черенков
(28 июля 1904 — 6 января 1990)

Родился в селе Новая Чигля Воронежской области в крестьянской семье.

Окончил Физико-математический факультет Воронежского Государственного Университета.

В 1930 году поступает в аспирантуру Института Физики и математики АН СССР в Ленинграде, где в 1935 году успешно защащает кандидатскую диссертацию, после чего переходит на работу в Физический институт имени П. Н. Лебедева АН СССР (ФИАН) в Москве, где работает под руководством академика С. И. Вавилова.

Им было обнаружено необычное по длине волны и поляризации голубое излучение, испускаемое водой при облучении её гамма-излучением. Позже это излучение было названо Черенковским излучением (или излучением Вавилова-Черенкова), а эффект, соответственно — эффектом Черенкова (или эффектом Вавилова-Черенкова). Черенков показал, что это излучение не является люминесценцией, но объяснить его не смог. Единственным возможным объяснением этого эффекта являлось движение частиц со скоростями, превосходящими скорость света, что и было сделано И. М. Франком и И. Е. Таммом в 1937 году. За эту работу в 1940 году Черенкову была присвоена степень доктора Физико-математических наук.

С 1944 года Черенков преподает в Московском Энергетическом Институте (МЭИ), а позже и в Московском Инженерно-физическом Институте (МИФИ). В 1953 году становится профессором. С 1959 года Черенков руководит лабораторией фотомезонных процессов ФИАН. В 1964 году Черенков избран членом-корреспондентом АН СССР, а в 1970 году — академиком.

П. А. Черенков был удостоен двух государственных премий: в 1946 (вместе с С. И. Вавиловым, И. М. Франком и И. Е. Таммом) и в 1951 годах. Дважды награждён орденами Ленина и Трудового Красного Знамени.

В 1958 году вместе с И. М. Франком и И. Е. Таммом был удостоен Нобелевской премии «за открытие и объяснение эффекта Черенкова». На поздравительной церемонии было отмечено, что «открытие явления, ныне известного как эффект Черенкова, представляет собой интересный пример того, как относительно простое физическое наблюдение при правильном подходе может привести к важным открытиям и проложить новые пути для дальнейших исследований».

Назад к полному списку


Илья Франк. Фото: (C) The Nobel FoundationИлья Михайлович Франк
(23 октября 1908 — 22 июня 1990)

Родился в Санкт-Петербурге.

Отец — Михаил Людвигович был профессором математики, мать — Елизавета Михайловна — физиком.

В 1930 году закончил Физико-технический факультет МГУ им. Ломоносова (позже — Физический факультет), где был студентом С. И. Вавилова.

С 1931 года работает в лаборатории проф. Теренина в Ленинградском Государственном Оптическом Институте, а в 1934 переезжает в Москву в ФИАН им. Лебедева по приглашению С. И. Вавилова, где работает в лаборатории проф. Д. В. Скобельцына.

В 1935 году защищает докторскую диссертацию на основе своих ленинградских исследований. В 1936-37 гг. совместно с И. Е. Таммом им была предложена теория движения электрона в веществе со скоростью, превышающей скорость света. Эта теория позволила объяснить т.н. эффект Черенкова. Дальнейшая экспериментальная проверка предсказаний теории подтвердила её правильность. За разработку этой теории в 1947 году Франк был избран членом-корреспондентом АН СССР и в том же году получил Государственную премию (вместе с С. И. Вавиловым, И. Е. Таммом и П. А. Черенковым).

В 1940 году Франк становится профессором МГУ. В 1945 году совместно с В. Л. Гинзбургом Франк сформулировал теорию т.н. переходного излучения. В 1946 году он основывает лабораторию Атомного Ядра в ФИАН и возглавляет её, совмещая в 1946-56 гг. эту работу с руководством лабораторией Радиоактивного Излучения в НИИ Ядерной Физики им. Скобельцына МГУ. В 1957 году по инициативе И. М. Франка была создана лаборатория нейтронной физики в Объединённом Институте Ядерных Исследований (ОИЯИ) в Дубне.

В 1958 году Франк совместно с П. А. Черенковым и И. Е. Таммом (С. И. Вавилов умер в 1951 г.) получили Нобелевскую премию по физике за открытие и обоснование эффекта Черенкова и Черенковского излучения. В 1968 году избран академиком АН СССР.

И. М. Франк награждён двумя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, а также золотой медалью академика Вавилова АН СССР.

В 1958 году вместе с П. А. Черенковым и И. Е. Таммом был удостоен Нобелевской премии «за открытие и объяснение эффекта Черенкова».

Назад к полному списку


Игорь Тамм. Фото: (C) The Nobel FoundationИгорь Евгеньевич Тамм
(8 июля 1895 — 12 апреля 1971)

Родился во Владивостоке в семье выходцев из Германии (дед И. Е. Тамма — Теодор Тамм переехал в Россию в конце 19 века из Тюрингии).

В молодости И. Е. Тамм активно интересовался политикой, которая интересовала его гораздо больше, чем наука. Из-за этого в 1914 году родители посчитали за благо отправить его на учёбу в Эдинбургский университет, откуда он вернулся незадолго до Первой Мировой войны.

По возвращении он поступает на Физико-технический факультет МГУ и в 1918 году успешно его заканчивает. После этого он уезжает на юг и некоторое время преподаёт сначала в Крымском Университете, а затем в Одесском Политехническом Институте, где встречается с Л. И. Мандельштамом.

В 1922 году Тамм переезжает в Москву и целиком погружается в теоретическую физику. Его успехи обращают на него внимание Пауля Эренфеста, который находит Тамму стипендию для учёбы в Голландии и Германии, где он знакомится с Дираком и Эйнштейном. С 1924 года Тамм работает в МГУ, где с 1930 по 1937 годы заведует кафедрой теоретической физики.

В конце 20-х гг. Тамм доказывает, что рассеяние низкоэнергетических фотонов на свободных электронах происходит через промежуточные состояния электронов, которые при этом находятся на отрицательных энергетических уровнях. Тем самым Тамм показал, что эти отрицательные уровни являются существенным элементом Дираковской теории.

В 1930 году Тамм работает над квантовой теорией рассеяния света в кристаллах, в рамках которой вводит понятие фонона (звукового кванта). Затем, вместе со своим учеником Семёном Шубиным, в 1931 году Тамм закладывает основы квантовомеханической теории фотоэффекта в металлах, объясняя фотоэлектрическую эмиссию электронов из металла, а в 1932 доказывает существование особых состояний электрона на поверхности металла (позднее названных уровнями Тамма). В 1933 году получает степень доктора физико-математических наук и в тот же год избирается членом-корреспондентом АН СССР.

В 1934 году, после переезда Академии Наук из Ленинграда в Москву, Тамм становится руководителем теоретического отдела ФИАН, которым и был до конца жизни и который теперь носит его имя. В том же году совместно с Леонидом Исааковичем Мандельштамом обобщает соотношения неопределённости Гейзенберга, дав им трактовку в терминах знергия-время.

В 1936 году арестован брат Игоря Евгеньевича — Леонид Тамм. Расстреляны друг Тамма — физик Борис Гессен и любимый ученик и соратник Семён Шубин. Сам Игорь Евгеньевич по какой-то счастливой случайности избежал ареста, несмотря на своё подозрительное происхождение, учёбу за границей и родство с «врагом народа».

В 1936-37 годах Тамм совместно с И. М. Франком создал теорию, объясняющую т.н. эффект Черенкова, предполагающую движение электрона со скоростью, большей скорости света. За это, совместно с С. И. Вавиловым, И. М. Франком и П. А. Черенковым, Тамм в 1947 году получает Государственную премию, а в 1958 году уже без С. И. Вавилова, умершего в 1951 г. — Нобелевскую премию.

Несмотря на работы Тамма в области ядерной физики, он почти не принимал участия в советском «Манхеттенском проекте» (во многом из-за личной неприязни А. А. Жданова) и только в 1946 году он начал работать по этой теме, а полностью включился в работу по созданию советской водородной бомбы только в 1949 году после смерти Жданова. Тут он работал с такими выдающимися физиками как И. В. Курчатов и А. Д. Сахаров.

В 1953 году избран действительным членом Академии Наук СССР. Он также занимался физикой плазмы, где исследовал возможности использования сильных магнитных полей.

Позже Игорь Евгеньевич участвовал в работе комиссии по исследованию Снежного человека, боролся за возрождение советской генетики, много путешествовал (на Алтае существуют пик Тамма и перевал Тамма). Прекрасно знал английский, французский и немецкий языки, чуть хуже — итальянский и голландский. Игорь Евгеньевич был прекрасным рассказчиком, но при том говорил настолько быстро, что кто-то предложил единицу скорости речи — один Тамм. Из-за парализации дыхательных мышц, болезни, подхваченной где-то в пещерах, по которым Игорь Евгеньевич так любил путешествовать, ему пришлось делать операцию на горле. Практически лишённый возможности двигаться из-за этого в последние 3 года жизни Игорь Евгеньевич не переставал работать и только заметил, что теперь понимает состояние жука, надетого на булавку.

И. Е. Тамм был награждён двумя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, был Героем Социалистического труда, являлся также членом Польской Академии Наук и Американской Академии Искусств и Наук, а также Шведского Физического Общества.

В 1958 году И. Е. Тамм был самым старшим из тройки советских физиков (И. Е. Тамм, П. А. Черенков и И. М. Франк), получивших Нобелевскую премию «за открытие и объяснение эффекта Черенкова». В речи на церемонии награждения было отмечено, что хотя П. А. Черенков и обнаружил сам эффект, но математического объяснения ему не было. Работа Франка и Тамма — это описание, которое «помимо простоты и ясности удовлетворяло ещё и строгим математическим требованиям». Примечательно, что сам Тамм считал, что получил Нобелевскую премию не за самое свое важное достижение. Он даже предлагал отдать премию в пользу государства, но получил ответ, что «в этом нет необходимости».

Назад к полному списку


Лев Ландау. Фото: (C) The Nobel FoundationЛев Давидович Ландау
(22 января 1908 — 1 апреля 1968)

Родился в Баку в семье инженера-физика.

В 1920 году поступил в Бакинский экономический техникум, а в 1922, после его окончания, — в Азербайджанский Государственный Университет.

В 1924 году Ландау перевёлся на физико-математический факультет Ленинградского Государственного университета, который и окончил в 1927 году в возрасте 19 лет. Сразу после выпуска Ландау поступает в аспирантуру, где, занимаясь квантовой механикой, вводит понятие матрицы плотности.

В 1929 году Ландау отправляется на стажировку за границу, в Германию, Швейцарию, Англию и Данию, где в Копенгагене работает с Нильсом Бором.

В 1930 году Ландау создаёт теорию электронного диамагнетизма металлов (позже названного диамагнетизмом Ландау), где им расчитаны уровни электронов (уровни Ландау) и предсказаны изменения для случая сильных полей (т.н. эффект Де Гааза-ван Альфена).

В 1931 году Ландау вернулся в СССР, где с 1932 по 1937 год возглавлял теоретический отдел Украинского Физико-технического института в Харькове. В 1933 году предложил теорию антиферромагнетизма, а в 1935 году совместно с Е. М. Лифшицем разработал теорию доменного строения ферромагнетиков и ферромагнитного резонанса.

В 1934 году без защиты диссертации Ландау присвоена степень доктора физико-математических наук, а в 1935 году Ландау стал профессором.

В 1936 году Ландау начинает заниматься физикой конденсированого состояния вещества и формулирует общую теорию фазовых переходов второго рода. Тогда же он выводит кинетическое уравнение для электронной плазмы.

В 1937 году Ландау становится во главе теоретическиго отдела института Физических проблем в Москве. Одновременно с этим Ландау преподаёт в Харькове и читает лекции на Физико-техническом факультете МГУ.

В 1938 году всемогущий НКВД добрался и до Ландау. Лев Давидович арестован по подозрению в шпионаже, вредительстве и составлении антисталинской листовки.

В защиту Ландау с письмами Сталину выступили П. Л. Капица и Нильс Бор. Пётр Леонидович также обратился с письмом к Берии с просьбой отпустить Ландау под своё личное поручительство. В результате Ландау отпущен, но не реабилитирован. Реабилитирован Лев Давидович лишь 53 года спустя, в 1990 году.

В 1938 году, совместно с Ю. Б. Румером, Ландау разрабатывает каскадную теорию электронных ливней в космических лучах. После открытия П. Л. Капицей сверхтекучести жидкого гелия, Ландау начинает исследования в этой области, результатом которых стала теория «квантовой жидкости» при сверхнизких температурах.

В 1941-47 годах Ландау продолжает работы по исследованию «квантовой жидкости» Бозе-типа, к которому относится сверхтекучий гелий (изотоп 4He), а в 1956-58 годах Ландау формулирует теорию и для жидкости Ферми-типа, к которому относится изотоп того же гелия 3He.

В 1946 году, продолжая работы по исследованию злектронной плазмы, Ландау определяет затухание колебаний электронной плазмы (затухание Ландау). В том же 1946 году Ландау избирается членом-корреспондентом АН СССР и в том же году получает первую из Сталинских премий.

В 1953 году формулирует теорию множественного рождения частиц при столкновении высокоэнергетических пучков. В 1956 году Ландау вводит понятие комбинорованой чётности, а в следующем году строит теорию двухкомпонентного нейтрино.

В 1962 году Ландау попал в тяжелейшую автомобильную аварию, с последствиями которой он так и не смог справиться до конца жизни.

В 1942-65 годах, совместно с Е. М. Лифшицем, Ландау издаёт курс теоретической физики, по сей день являющийся своего рода библией физиков. Сам курс написан таким образом, что его характерной особенностью, известной не меньше, чем точность и охват материала, стал стиль изложения, вкратце сводящийся к фразе «отсюда очевидно, что…» Один мой коллега, неплохой теоретик, кстати, взявшись вывести из первого выражения второе, которое так очевидно следует из первого, исписал 3 листа мелким почерком, понял, что направление верное и оставил это занятие. Хотя в остальном курс написан на высшем уровне, чего и следовало ожидать. За этот курс Л. Д. Ландау и Е. М. Лифшиц в 1962 году получили Ленинскую премию.

Лев Давидович Ландау — лауреат 3 Сталинских премий, Нобелевской премии, Ленинской премии, кавалер 3 орденов Ленина, а также другими орденами и медалями. Лев Давидович был иностранным членом Королевского Общества (Лондон), Датской Королевской Академии Наук, Голландской Королевской Академии Наук, иностранным членом Национальной Академии Наук США, почетным членом Американский Академии Наук и Искусств, Физического Общества (Лондон) и Французского Физического Общества. В 1961 году Л. Д. Ландау получил медаль Макса Планка и премию Фрица Лондона. Именем Ландау назван институт Теоретической Физики РАН.

Лев Давидович стоял у истоков Дня Архимеда на Физическом Факультете МГУ. Именно тогда, 7 мая 1960 года, стоя рядом с Ландау на ступенях ФизФака, Нильс Бор, к тому времени уже Нобелевский лауреат, сказал свои бессмертные слова: «Это остроумно, это замечательно, это что-то необыкновенное… Если студенты работают так же, как веселятся, то я спокоен за современную науку» (посмотреть фотографию).

В отчёте Нобелевского комитета о присуждении Нобелевской премии по физике за 1962 год сказано, что она присуждена Л. Д. Ландау «за революционные теории в области физики конденсированного состояния, особенно жидкого гелия».

Назад к полному списку


Николай Басов. Фото: (C) The Nobel FoundationНиколай Геннадиевич Басов
(14 декабря 1922 — 1 июля 2001)

Родился в деревне (теперь городе) Усмань под Воронежем.

Отец — Геннадий Фёдорович — профессор Лесного института, занимавшийся влиянием лесных полос на подземные воды и пересыхание почв.

После окончания школы, в 1941 году, Басова призывают в армию и направляют на обучение в Куйбышевскую Военно-медицинскую Академию. В 1943 году после выпуска Басова в качестве ассистента военного врача прикомандировывают к 1 Украинскому фронту, где он и воюет до демобилизации в декабре 1945 года.

Сразу после этого Басов поступает в Московский Физико-технический институт (МФТИ). За два года до выпуска, в 1948 году, Басов начинает работать лаборантом в Физическом Институте АН СССР (ФИАН им. П. Н. Лебедева).

После выпуска Басов остаётся в аспирантуре под руководствои М. А. Леонтовича и А. М. Прохорова и в 1953 году защищает кандидатскую диссертацию. Ещё через 3 года Басов защищает докторскую диссертацию по теме «Молекулярный осциллятор», посвящённую исследованию молекулярного генератора на пучках аммиака.

Первый доклад Басова и Прохорова, посвящённый созданию оптического квантового генератора (ОКГ), был озвучен ими на Всесоюзной конференции по радиоспектроскопии в мае 1952 года. Однако их первая статья, в которой описана эта идея, вышла только в октябре 1954 года. В следующем году ими опубликована статья, в которой описана т.н. трёхуровневая схема создания ОКГ.

В 1955 году Басов становится во главе группы, исследовавшей частотные характеристики молекулярных осцилляторов. Результатом этой работы Басова и его коллег и учеников А. Н. Ораевского, В. В. Никитина, Г. М. Страховского, В. С. Зуева и др. стало создание осциллятора, стабилизированого в пределах 10-11 Гц в 1962 году.

С 1952 по 1973 год Басов является заместителем директора ФИАН, а с 1973 по 1989 — директором. Также с самого момента основания лаборатории квантовой радиофизики ФИАН в 1963 году, является её бессменным руководителем. В том же 1963 году Басов становится профессором МФТИ.

В 1959 году совместно с А. М. Прохоровым Басов получает Ленинскую премию за исследования, приведшие к созданию молекулярных осцилляторов и парамагнитных усилителей.

В 1962 году Басов совместно с О. Н. Крохиным исследуют возможности применения лазеров для получения термоядерной плазмы. А в 1968 году В 1962 году Басов становится членом-корреспондентом АН СССР, в 1966 — действительным членом, а в 1967 — членом Президиума АН СССР и в том же году — членом Немецкой Академии Наук.

В 1963 году Басов принимает участие в создании первого полупроводникового лазера на арсениде галлия (GaAs). В 1964 году совместно с О. В. Богданкевичем и А. Н. Девятковым был создан полупроводниковый лазер с электронной накачкой, а чуть позже и с оптической (совместно с А. З. Грасюком и В. А. Катулиным).

В 1964 году, совместно с А. М. Прохоровым и Чарльзом Таунсом из Массачусетского Технологического института (MIT) (Cambridge, MA, USA) Басов получает Нобелевскую премию по физике за разработку принципа действия мазера и лазера.

С 1961 года Басов совместно с В. С. Зуевым, П. С. Кринковым, В. С. Летоховым и др. занимается проблемами получения мощного излучения. В результате в 1968 году совместно с П. Г. Кринковым и Ю. В. Сенатским был разработан лазер на неодимовом стекле, выдававший 30 Дж в импульсе 2*10-11 с, а в 1971 совместно с Г. В. Склизковым — многочастотные лазеры, выдававшие до 103 Дж в импульсе 10-9 с.

В 1963 году Басов с коллегами начинает работы о области оптоэлектроники, результатом которых стало создание быстродействующих элементов на основе диодных лазеров. В 1968 году совместно с П. Г. Крюковым, Ю. В. Сенатским и С. Д. Захаровым, Басов впервые обнаружил эмиссию нейтронов дейтериевой плазмой, полученной с помощью лазера. Вместе с В. С. Летоховым была предложена теория формирования пикосекундных импульсов и тогда же совместно с А. Н. Ораевским предложен способ термической накачки, который позже привёл к созданию т.н. газодинамических лазеров.

В 1970 гг., в продолжение работы над химическими лазерами, под руководством Басова был построен лазер на смеси дейтерия, фтора и диоксида углерода.

В конце 1970 гг. Басов совместно с Е. П. Маркиным, А. Н. Ораевским и А. В. Панкратовым представили экспериментальные доказательства ускорения химических реакций инфракрасным лазерным излучением.

Н. Г. Басов — дважды Герой Социалистического труда, награждён золотой медалью Чехословацкой Академии Наук. Н. Г. Басов состоял членом Польской, Чехословацкой, Болгарской, Немецкой и Французской Академий Наук. Он также являлся иностранным членом Немецкой академии естествоиспытателей «Леопольдина», Шведской королевской академии инженерных наук и Американского оптического общества.

Басов являлся вице-председателем исполнительного совета Всемирной федерации научных работников, был членом Советского комитета защиты мира и Всемирного Совета Мира, а также главным редактором научно-популярных журналов «Природа» и «Квантовая электроника». Также Н. Г. Басов являлся членом редколлегии журнала «Il Nuovo Cimento».

Назад к полному списку


Александр Прохоров. Фото: (C) The Nobel FoundationАлександр Михайлович Прохоров
(11 июля 1916 — 8 января 2002)

Родился в Атертоне (Atherton), Австралия, куда семья Прохоровых бежала в 1911 году из сибирской ссылки.

В 1923 году вместе со всей семьёй возвращается в Советский Союз и сначала попадает в родной Оренбург, потом в Ташкент, а потом и в Ленинград.

Там в 1934 году он поступает на Физический факультет Ленинградского Государственного Университета, который и оканчивает с отличием. Ему предлагают место ассистента в университете, но Прохоров, как один из лучших студентов был приглашён в Москву в аспирантуру Физического Института Академии Наук (ФИАН им. П. Н. Лебедева).

В самом начале войны Прохоров идёт в военкомат и попадает служить в разведку. После выпуска Прохорова отправляют сначала в штаб армии под Тулу, а потом, в составе 26 курсантской отдельной стрелковой бригады — на Северо-Западный фронт, где он участвовал в уничтожении Демянской группировки. В марте 1942 года Прохоров тяжело ранен и долго лечил раненую руку. После выздоровления он отправлен в штаб Западного фронта, а затем в Западный штаб партизанского движения. А затем, осенью — в 94-й гвардейский стрелковый полк 30-й стрелковой дивизии Северо-Западного фронта на должность помощника начальника штаба полка по разведке. Александр Прохоров не раз отправлялся в составе разведывательной группы в ночные рейды по тылам врага. В одной из таких разведок 18 февраля 1943 года его группу накрыл сильный минометный огонь. Прохоров ранен осколком, на этот раз в левое бедро. Как говорили врачи, ему «повезло» — нерв и кость остались целыми, ногу удалось сохранить. Последовали госпитали — Волоколамский, потом Московский, и операции… В 1944 году Прохоров признан негодным к строевой службе и демобилизован. Мужество, проявленное лейтенантом Прохоровым было замечено и Прохоров награждён самой уважаемой солдатской медалью — «За отвагу».

По возвращении в Москву Прохоров защищает кандидатскую диссертацию по теории нелинейных колебаний и удостаивается премии им. академика Мандельштама АН СССР в соавторстве с С. М. Рытовым и М. Е. Жаботинским. В 1951 году Прохоров защищает докторскую диссертацию по синхротронному излучению в циклических ускорителях электронов.

В 1954 году А. М. Прохоров становится заведующим лабораторией колебаний имени Л. И. Мандельштама и Н. Д. Папалекси ФИАН СССР. Одновременно с работой в области физики синхротронного излучения он по предложению академика Д. В. Скобельцына проводит цикл исследований по радиоспектроскопии молекул, дополненных затем исследованиями по радиоспектроскопии кристаллов с использованием метода электронного парамагнитного резонанса.

В 1960 году А. М. Прохоров избран членом-корреспондентом АН СССР, а в 1966 — действительным членом АН СССР.

А. М. Прохоров — дважды Герой Социалистического Труда, кавалер пяти орденов Ленина, ордена Отечественной войны I степени, ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, многих других наград, в том числе золотой медали имени Ломоносова.

В течение многих лет А. М. Прохоров являлся главным редактором Большой Советской, а потом и Российской энциклопедий. В последние годы — президент Академии инженерных наук РФ.

Назад к полному списку


Пётр Капица. Фото: (C) The Nobel FoundationПётр Леонидович Капица
(9 июля 1894 — 8 апреля 1984)

Родился в Крондштадте в семье генерал-лейтенанта инженерного корпуса.

Лето 1914 года проводит в Глазго, в семье предпринимателя Миллара. Из-за Первой Мировой войны возвращается в Россию только в конце года.

В 1916 году едет забирать из Китая свою невесту — Надежду Кирилловну Черносвитову и в том же году женится на ней.

В 1918 году заканчивает Электромеханический факультет Петербургского Политехнического института, где после этого остался работать преподавателем, одновременно занимаясь исследованиями в области атомной физики под руководством А. Ф. Иоффе.

В 1920 году совместно с Н. Н. Семёновым предлагает метод определения магнитного момента атома.

В 1921 году в качестве члена советской делегации, отправленой за рубеж для восстановления оборванных связей и закупки научного оборудования, выезжает в Великобританию, где работает в Кавендишской лаборатории (Кембридж) совместно с Э. Резерфордом. За время работы в Англии получает стипендию Департамента Научных и Промышленных Исследований Англии, организует работу физического семинара, позже названного семинаром Капицы и исследует искривление траекторий альфа-частиц в сильном магнитном поле.

В 1923 году защищает кандидатскую диссертацию (Ph.D.) в Кембридже. В 1925 году Капица назначается заместителем директора Кавендишской лаборатории по магнитным исследованиям.

В конце марта 1926 года, впервые после 1921 года приезжает в СССР, а в конце мая уже возвращается обратно в Англию.

В 1927 году второй раз женится. На этот раз на дочери академика А. Н. Крылова, эмигрировавшей из России в 1919 году.

В 1928 году Капица обнаруживает и объясняет эффект увеличения электросопротивления в металлах при увеличении магнитного поля, позже названый законом Капицы. В том же году совместно с Р. Г. Фаулером основывает Международную серию монографий по физике (издательство Clarendon Press, Oxford), одним из главных редакторов которой Капица остаётся до 1950 года. Именно в этой серии выходят монографии Г. Гамова, Я. И. Френкеля и др.

В 1929 году избирается членом-корреспондентом АН СССР и в том же году — Лондонского Королевского общества (FRS).

В 1934 году по проекту Капицы создана установка по сжижению гелия.

В 1934 году, воспользовавшись приездом Капицы в СССР, советское руководство аннулирует его выездную визу и оставляет его в стране руководить Институтом Физических Проблем (ИФП) АН СССР. Эту должность с перерывом в 1945-55 годах, Капица занимал до конца жизни.

В 1935 году сенат Кембриджского университета разрешает продаже СССР оборудования Мондовской лаборатории, 5 лет назад основаной специально для Капицы.

В 1936-38 годах разрабатывает новый метод сжижения воздуха.

В 1937 году Капица пишет письмо Сталину, в котором вступается за физика-теоретика В. А. Фока, арестованого в Ленинграде. Благодаря этому письму, через день после ареста Фока выпускают.

В конце 1937 года Капица сообщает об открытии сверхтекучести жидкого гелия.

28 апреля 1938 пишет письмо Сталину, в защиту арестованого в ту ночь заведующего теоротделом ИФП АН Л. Д. Ландау.

В начале 1939 года избирается действительным членом АН СССР и 28 апреля добивается освобождения Л. Д. Ландау под своё личное поручительство.

В 1940 году обнаруживает скачок температур при переходе гелия из твёрдого в жидкое состояние (скачок Капицы).

В 1945 году, ссылаясь на конфликт с Берией, просит вывести его из состава советской комиссии по использованию внутриатомной энергии урана, в состав которой на тот момент входят только двое: Капица и Курчатов.

В 1946 году с подачи Сталина Капица освобождается от должности директора ИФП АН СССР. Из-за этого до 1956 года Капица в основном работает в своей домашней лаборатории на Николиной Горе. В 1947-49 преподаёт на физико-техническом факультете МГУ, где попеременно с Л. Д. Ландау читает курс общей физики и стоит у истоков основания Московского Физико-технического института (МФТИ, ФизТех).

В начале 1950 года приказом министра Высшего Образования СССР А. Михайлова Капица освобождается от работы в МГУ «за отсутствием педагогической нагрузки».

В 1953 году, после смерти Сталина и ареста Берии, в АН СССР основывается Физическая лаборатория АН СССР, заведующим которой назначается Капица. В 1955 году Капица восстанавливается в должности директора ИФП АН СССР и назначается главным редактором «Журнала Экспериментальной и Теоретической Физики» («ЖЭТФ»).

С 1956 по 1984 Капица заведует кафедрой физики и техники низких температур МФТИ и возглавляет Координационный совет МФТИ.

В 1957 году на семинаре Капицы выступают Н. В. Тимофеев-Ресовский и И. Е. Тамм с докладами в защиту генетики. И в том же году Капица избирается членом Президиума АН СССР.

В мае 1966 года, впервые за последние 32 года Капица выезжает в Англию, где получает медаль Резерфорда Английского Физического общества и читает лекцию «Мои воспоминания о Резерфорде».

В 1973 году, вопреки уговорам М. В. Келдыша, отказывается подписать письмо, клеймящее позором А. Д. Сахарова.

П.Л. Капица являлся почётным членом 25 научных обществ по всему миру от Великобритании до Индии, Швеции, Америки, Польши, Голландии, Германии и т.д., кавалером более чем 20 советских и иностранных орденов, в том числе обладателем двух Государственных премий и 6 орденов Ленина.

В 1978 году П. Л. Капица стал обладателем Нобелевской премии «за фундаментальные изобретения и открытия в области физики низких температур».

Назад к полному списку


Жорес Алфёров. Фото: (C) The Nobel FoundationЖорес Иванович Алфёров
(род. 15 марта 1930 г.)

Родился в Витебске.

Окончил факультет электроники Ленинградского электротехнического института (ЛЭТИ) им. В.И. Ульянова (1952) по специальности электровакуумная техника.

В 1961 году получил степень кандидата технических наук, а в 1970 — доктора физико-математических наук.

С 1953 года работает в Физико-техническом институте им. А. Ф. Иоффе РАН, который возглавляет с 1987 г.

С 1972 года является профессором ЛЭТИ. С 1990 по 1991 — вице-президент АН СССР, председатель президиума Ленинградского научного центра, с 1991 — вице-президент РАН, председатель президиума Санкт-Петербургского научного центра РАН.

Научные интересы Алфёрова лежат в области физики полупроводников, полупроводниковой и квантовой электроники, технической физики. Он принимал участие в создании первых отечественных транзисторов, фотодиодов, мощных германиевых выпрямителей. Алфёров открыл явление сверхинжекции в гетероструктурах и показал, что в полупроводниковых гетероструктурах можно принципиально по-новому управлять электронными и световыми потоками. Открыл первые «идеальные» гетероструктуры арсенид алюминия — арсенид галлия (AlAs-GaAs). Предложил и создал полупроводниковые лазеры на основе двойных гетероструктур и реализовал непрерывный режим генерации при комнатной температуре.

Исследованиями Алфёрова фактически создано новое направление — физика гетероструктур, электроника и оптоэлектроника на их основе.

Главный редактор журнала «Письма в Журнал технической физики» («письма в ЖЭТФ»).

С 1972 года — профессор, с 1973 — заведующий кафедрой оптоэлектроники ЛЭТИ (ныне — Санкт-Петербургского электротехнического университета), с 1988 года является деканом Физико-технического факультета Ленинградского политехнического института (ныне — Санкт-Петербургского государственного технического университета).

Жорес Алфёров — автор более 500 научных работ, в том числе трёх монографий и более 50 изобретений.

Ж. И. Алфёров награждён орденами Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, «Знак Почёта», орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени, медалями СССР и Российской Федерации, а также японской премией Киото (Kyoto Prize) за 2001 год.

Нобелевскую премию Жорес Алфёров разделил с Гербертом Крёмером, вместе с которым они открыли и развили быстрые опто- и микроэлектронные компоненты, которые создаются на базе многослойных полупроводниковых структур (т.н. полупроводниковых гетероструктур). Созданные на их основе быстрые транзисторы используются в сверхбыстрых компьютерах, спутниковой связи и мобильных телефонах. Лазерные диоды, сконструированные по этой же технологии, позволяют передавать информацию по оптическим сетям. Они используются в проигрывателях компакт-дисков, устройствах, декодирующих товарные ярлыки, лазерных указках и т.д. На основе изобретенной ими технологии сконструированы мощные светоизлучающие диоды, которые используются в автомобильных фонарях, светофорах и других предупреждающих световых сигналах.

Назад к полному списку


Виталий Гинзбург. Фото: (C) The Nobel FoundationВиталий Лазаревич Гинзбург
(род. 4 октября 1916 г.)

Родился в Москве.

В 1938 году закончил Физический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова. В 1940 г. защитил кандидатскую, а в 1942 г. — докторскую диссертацию.

Вплоть до середины 1941 г. занимался классической и квантовой электродинамикой, а также теорией частиц с высшими спинами.

Сам Виталий Лазаревич говорит: «Войну мы в какой-то мере ждали и опасались её, но не готовились к ней, жили надеждой, что «пронесёт». Не собираюсь обобщать, но именно такая атмосфера царила в теоретическом отделе ФИАНа (Физического института им. П. Н. Лебедева АН СССР). Когда же «не пронесло», то начали, в ожидании призыва в армию или каких-то иных перемен в жизни, искать применения своим силам, могущего оказаться полезным для общества. Так я, в частности, занялся вопросами распространения радиоволн в ионосфере. Но эти и другие подобные занятия оставались, по крайней мере в моем случае, далёкими от каких-либо конкретных оборонных применений. Поэтому я продолжал работать в разных направлениях под действием тех или иных импульсов или влияний…»

С 1940 года совместно с Л. Д. Ландау занимается созданием теории сверхтекучести гелия II и разрабатывает т.н. эффект Гинзбурга–Ландау.

В начале работ по производству ядерного оружия в СССР академик Курчатов привлёк к его созданию И. Е. Тамма, возглавлявшего теоретический отдел ФИАНа. Заместителем И. Е. Тамма в тот момент был доктор наук В. Л. Гинзбург.

Сам Виталий Лазаревич вспоминает об этом так: «Я же вообще послан на объект не был и остался в Москве во главе небольшой «группы поддержки» что ли. Нам давали задания, иногда приезжали Тамм и Сахаров… Итак, я был признан неблагонадёжным и на объект меня не послали. Очень рад этому, ибо «закрытой» работы после отъезда Тамма и Сахарова у меня было мало и я мог заниматься работой «для души». Дело не в том, что я манкировал, а в том, что расчёты и матфизика не моя стихия, а именно этим теперь нужно было заниматься. Поэтому я обрадовался, когда в 1950 г. по инициативе А. Д. Сахарова и И. Е. Тамма начались исследования в области управляемого термоядерного синтеза. На первом этапе это была, конечно, физическая задача, и я ею тоже занялся, кое-что сделал… В 1955 г. послали в составе экспертной комиссии во главе с И. Е. Таммом к Ю. Б. Харитону. Но меня тогда настолько всё это не интересовало, что ничего даже не помню из показанного нам. После этого не делал абсолютно ничего «закрытого», но числился «секретным» до 1987 г. – еще целых 32 года (а может быть, числюсь и до сих пор). Меня много раз не пускали в этой связи за границу, мотивируя «возражениями Средмаша». Это издевательство продолжалось до 1987 г., хотя я и писал письма Брежневу, Зимянину, Рябеву, не говоря уже о письмах в Президиум АН СССР». Надо отметить, что немалую роль в том, что Гинзбурга в итоге выпустили за границу, сыграл Андрей Дмитриевич Сахаров, лично поручившийся за Гинзбурга.

С 1942 года работает в физическом институте Академии Наук им. П. Н. Лебедева, где с 1971 по 1988 год руководит отделом теоретической физики им. И. Е. Тамма.

С 1945 года — профессор Горьковского (Нижегородского) Государственного Университета. С 1968 года — Московского Физико-Технического Института (МФТИ, ФизТех).

Гинзбург должен был стать одной из главных фигур в «процессе физиков», который готовился вслед за разгромом генетиков на сессии ВАСХНИЛ 1948 года. В «Литературной газете» уже появилась разгромная статья под авторствомакадемика Немчинова, в которой Виталий Лазаревич причислялся к космополитам. Спасло Гинзбурга участие в «Атомном проекте». Да и само Всесоюзное совещание по физике было отменено – Сталин не мог не прислушаться к протестам тех, кто создавал ему ядерное оружие.

В. Гинзбург: «Думаю, что женатый на репрессированной, космополит и еврей, я был бы в тот период арестован и, вероятно, погиб вместе с женой. Но как раз в 1947 г. началась моя закрытая работа и я тем самым получил «охранную грамоту»… Я был в самом конце 1953 г. даже довольно щедро награждён – получил орден Ленина и Сталинскую премию 1 степени… А тут ещё в 1953 г. выбрали член-корреспондентом АН СССР. Несомненно, здесь тоже сыграла роль указанная «закрытая» работа, хотя и без этого был автором многих (и позволю себе сказать, в ряде случаев неплохих) работ. Но кто бы стал меня избирать, если бы не одобрение И. В. Курчатова».

Что же касается участия в «Атомном проекте», то самым точным мнением на этот счёт будут слова самого Виталия Лазаревича: «К великому счастью, мне не пришлось заниматься конкретными «бомбовыми» вопросами, участвовать в каких-либо испытаниях и обсуждениях. Но всё равно возникает вопрос об ответственности… Все физики, и не только физики в СССР, с которыми мне пришлось общаться и разговаривать на эти темы, в те времена (до разоблачения роли Сталина и его режима) считали, что создание атомного оружия в СССР оправдано для обеспечения какого-то равновесия с США и предотвращения ядерной войны. Возможность того, что Сталин может при первом же удобном случае злоупотребить обладанием страшного оружия не только для его применения, но и для шантажа, мне никогда даже не приходила в голову, и я ни от кого об этом тогда не слышал. Ни я, ни кто-либо, кто был со мной вполне откровенен, ведь не понимали, что, по остроумному замечанию Черчилля, Сталин и Гитлер «различаются лишь формой усов». Теперь-то (и, конечно, уже давно) я понимаю, что при тоталитарном, диктаторском режиме Гитлера, Сталина, Мао Цзедуна или диктаторов рангом пониже всё возможно, и самое страшное оружие (атомное, бактериологическое и любое другое) вполне может быть использовано. Если не говорить о равновесии страха, то только демократическая форма правления и международное сотрудничество способны этому помешать и до какой-то степени гарантировать безопасность людей».

С 1953 года — член-корреспондент Академии Наук СССР, а с 1966 года — действительный член АН.

С 1989 по 1991 года Виталий Лазаревич являлся народным депутатом СССР от Академии Наук.

В 1953 году получил Государственную премию СССР, а в 1966 году совместно с Львом Горьковым и Алексеем Абрикосовым получил Ленинскую премию.

В 1947 году получил премию им. Мандельштама, в 1962 году — Ломоносовскую премию.

Награждён медалью Польской Академии Наук им. Смолуховского (1987), золотой медалью Лондонского Королевского Астрономического Общества (1991), премией Бардена (Bardeen Prize) (1991), премией Вульфа (Wolf Prize) (1994/95), золотой медалью им. Вавилова (1995), золотой медалью им. Ломоносова РАН (1995), орденом «За заслуги перед Отечеством» (1996), медалью ЮНЕСКО им. Нильса Бора (Unesco's Niels Bohr Medal) (1998), медалью Американского Физического общества им. Николсона (American Physical Society's Nicholson Medal) (1999), премией «Триумф» (2002).

Член девяти зарубежных академий наук, включая Королевское Общество в Лондоне (1987), Американской Академии Наук и Искусств (1971) и Американской Национальной Академии Наук (1981).

Я не могу просто так пройти мимо людей, с которыми соглсен если не во всех, то в большинстве вопросов. Поэтому возьму на себя смелость вспомнить и о вненаучных, но от этого не менее важных областях деятельности Виталия Лазаревича. Академик Гинзбург является основателем Атеистического общества: «Я крайне возмущён тем, что в гимне нашей светской страны есть слово «Бог», это чудовищно. Особенно возмутительна попытка церкви внедриться в школу. Нам нужны образованные люди, а их будут воспитывать в духе того, что человечество возникло пять тысяч лет назад. Нельзя преподавать в школе то, что противоречит современной науке. А публичное освящение зданий, когда их поливают водой из водопровода, над которой помахали — и она стала святой… Это смешно». (Выделение моё — МФ.) ((C) Известия науки. Полный текст статьи — здесь.)

И ещё о лженауке (из интервью газете Компьютерра. Полный текст статьи — здесь.):

Корр: Но с другой стороны, даже негативное упоминание в прессе этих приборов [речь идёт о псевдонаучных приборах, которые якобы лечат от чего угодно — МФ.], возможно, только создаёт им дополнительную рекламу, особенно если вокруг них возникает псевдонаучная дискуссия. Быть может, лучше обращаться в суд, есть же соответствующие законы.

ВГ: Да, но кто будет этим заниматься? Таких жуликов нужно публично разоблачать. Возьмите Чумака — типичный жулик, утверждает, что «заряжает взглядом» какие-то предметы… я бы этого Чумака в тюрьму посадил!

Корр: Кто наносит науке наибольший вред? Псевдоучёные по неграмотности, квалифицированные псевдоучёные, вышедшие из научной среды, или чиновные псевдоучёные, у нас ведь теперь каждый второй чиновник имеет учёную степень?

ВГ: Все псевдоучёные наносят вред. Конкретный пример — астрология. Астрология, безусловно, лженаука. Публикацию астрологических прогнозов многие считают пустяком, забавой. Я с этим решительно не согласен. Человек, верящий в астрологию, прочтёт прогноз и, может быть, последует его советам, а это уже опасно. Когда-то, давным-давно, астрология имела отношение к науке, но сейчас это абсолютная чепуха.

Корр: Да, но сейчас у астрологии другие функции. Ну как, спрашивается, бедной девушке выбрать из двух женихов, когда один умный, а другой красивый, — монетку подбросить? Психологи учат нас, что самое трудное для человека — сделать выбор, особенно при неполной информации. Вот астрологи, предсказатели, гадалки, экстрасенсы и наживаются на естественной человеческой потребности облегчить трудность выбора. Поэтому и гороскопы так популярны…

ВГ: Головой надо думать!

По заключению Шведской Королевской Академии Наук премия присуждена за «за вклад в развитие теории сверхпроводников и сверхтекучести». Нобелевскую премию Виталий Гинзбург разделил с Алексеем Абрикосовым и Энтони Леггеттом.

И в заключение — цитата Виталия Лазаревича о самом себе:

«Не имея, как мне казалось, для этого нужных данных и предпосылок, я стал физиком-теоретиком, причём довольно известным и преуспевающим. Под последним я имею в виду не то, что я стал член-корром (1953), потом академиком (1966), лауреатом (Ленинской и Гос. премий), а также имею иностранные отличия. Всё это достаточно условно, и даже полные ничтожества добиваются формально многого. А вот научные результаты – другое дело, это нечто объективное. И здесь я считаю, что получил много важных и довольно высокого класса результатов. Разумеется, человек сам себе не судья. Но иметь своё мнение каждый имеет право. И моё мнение такое, что я много сделал… И вот вопрос почему? Прежде всего, конечно, ссылаются (так думают и говорят) на способности. Но это не так, не вполне так. Я считаю, что математические способности у меня просто ниже средних, аппаратом я всегда владел и владею плохо. Задачи (в смысле задач из задачников) я всегда решал плохо. Память, особенно на формулы, плохая. Она, правда, довольно хорошая на идеи и литературные ссылки. Теорминимума Ландау я не сдавал и, если бы и сдал, то с очень большим трудом. Часто, очень часто я как-то чувствовал себя обманщиком. Спрашиваешь студента или аспиранта, а сам не знаешь, как вывести формулу и т.п.

В чём дело? Есть, во-первых, какой-то нюх, понимание физики, цепкость, комбинаторская и ассоциативная хватка. Во-вторых, было большое стремление «придумать эффект», что-то сделать. Почему? Думаю, что это родилось из-за комплекса неполноценности.

Грешно жаловаться, но в общем тяжело складывалась жизнь…»

Назад к полному списку


Алексей Абрикосов. Фото: (C) The Nobel FoundationАлексей Алексеевич Абрикосов
(род. 25 июня 1928 г.)

В 1948 году окончил Физический факультет Московского Государственного Университета им. М. В. Ломоносова.

С 1948 по 1965 год работал в Институте Физических Проблем им. П.Л.Капицы Академии Наук СССР. С 1965 года — в Институте Теоретической Физики АН СССР.

В 1964 избран член-корреспондентом АН СССР.

Профессор Московского университета с 1965 года.

В 1966 году совместно с Львом Горьковым и Виталием Гинзбургом получил Ленинскую премию за разработку теории сверхпроводящих сплавов и свойств сверхпроводников в сильных магнитных полях. В 1982 году А. Абрикосов получил и Государственную премию СССР.

Нобелевскую премию Алексей Абрикосов разделил с Виталием Гинзбургом и Энтони Леггеттом.

В 1996 году Алексей Абрикосов заявил, что не надо помогать российским учёным, оставшимся в стране. Единственную помощь он видел в том, чтобы вывезти всех талантливых ученых за рубеж, а оставшиеся пусть себе вымирают. Академическое начальство Абрикосова выступило с гневным протестом, учёные рангом помельче поморщились. Не поняли его даже американцы: и они не любят, когда человек ругает свою родину.

Из интервью Алексея Абрикосова «Новым Известиям» (полный текст статьи находится здесь):

Корр: Гражданином какой страны вы являетесь на сегодняшний день?

АА: В первую очередь я гражданин США. И хотя российское гражданство у меня сохраняется, я в Россию не собираюсь.

Корр: Вы считаете себя российским учёным или американским?

АА: Безусловно, я считаю себя американским учёным: я здесь живу и работаю. Но, откровенно говоря, физика – это наука международная. Я никогда не считал, что есть физика русская или американская.

И ещё о коллеге: на пресс конференции после присуждения премий на довольно бестактный вопрос журналистов: «Что вы можете сказать об Абрикосове как о личности?» Гинзбург удивлённо поднял брови и вместо ответа весело хмыкнул, обронив, что не совсем понимает, о чём идет речь. Зато Абрикосов рассказал, что считает своего коллегу… прекрасным популяризатором и широко образованным человеком, которого приятно слушать (выделение моё — МФ.). А на вопрос о качествах Гинзбурга как учёного ответил: «Он быстро схватывает все новые вещи. Я не могу сказать, чтобы он очень глубоко закапывался в эти вещи, но быстрота была, безусловно».

Слов нет. Научные достижения, конечно, научными достижениями, но вежливость — это другое. Что тут ещё можно сказать? Ничего. Вот больше ничего и не буду.

Назад к полному списку




На предыдущую страницуК оглавлениюНа следующую страницу